Новый взгляд на Абхазию. Часть 4

  • Создано 17.06.2018 21:18

Сегодня третий день нашего пребывания в Абхазии, и мы вновь едем в ее восточную часть: сегодня мы посетим Очамчиру и Гал, а также заглянем в несколько интересных объектов по пути. И первый из них, который находится на восточной окраине Сухума, объект "А" Сухумского физико-технического института.

Сразу после окончания Второй мировой войны в СССР были доставлены сотни немецких ученых, трудившихся в Третьем рейхе над урановым проектом. Большинство ученых и инженеров согласились работать на СССР, но при одном условии: только не в Сибири. Ибо геббельсовская пропаганда стращала немецкий народ ужасами лагерей в азиатской части Советского Союза, где бывает очень много снега, а мороз достигает 50 градусов. Эту просьбу, доведенную Лаврентием Берия до Сталина, выполнили, и всех ученых с их женами, кухарками, детьми, садовниками, горничными перевезли в солнечный Сухум. Здесь сначала для них основали специальную лабораторию, а потом - целый институт. В Абхазии немцы работали в тесном контакте с советскими учеными и инженерами, передавая им свой богатый опыт.

В распоряжение немецких физиков в 1945 году передали санатории «Синоп» и «Агудзеры», находившиеся в Абхазии. «Синоп» именовался в документах Объектом «А», возглавлял его барон Манфред фон Арденне, а «Агудзеры» именовался как объект «Г», его возглавлял лауреат Нобелевской премии по физике Густав Людвиг Герц. Так было положено начало Сухумскому физико-техническому институту, входившему тогда в систему сверхсекретных учреждений, работавших над проектом создания атомной бомбы в СССР. На двух площадках Синоп и Агудзеры работало около 200 немецких учёных и специалистов. Институт был строго засекречен. Он был государством в государстве: имел собственную хорошо охраняемую территорию, свои дома отдыха, специальное снабжение из Москвы, свой самолет.

"Зарубежные гости" со своими семьями жили в удобных коттеджах, получали огромную, по советским меркам, зарплату. Их дети учились в хороших школах вместе с детьми советских специалистов.

Также для работы в институтах нужны были механики и инженеры. Ближайший лагерь был в Очамчире, и директора институтов лично ездили и среди пленных выбирали будущих сотрудников, проводили с ними собеседования. С каждым немецким специалистом заключался контракт на выгодных условиях, им платили большие деньги. К примеру, если советскому сотруднику института платили 200 рублей, немецкий специалист такой же квалификации получал 2-3 тысячи рублей, директора получали 8-10 тысяч рублей.

Главной задачей Сухумского института и института в Агудзере было обогащение урана. Для ядерной начинки урановой бомбы нужен не просто уран, а редкий его изотоп – уран 235, который в природной среде встречается в малых количествах. В первые годы институт занимался исследованием и разработкой методов разделения изотопов и созданием аппаратуры для измерения изотопных концентраций.

После проведения ядерных испытаний ученые к 1955 году были отправлены домой в Германию, а две площадки, на которых работали немецкие физики, были объединены.

С 1950-х годов в институте активно развивались различные направления ядерной науки и техники, число сотрудников доходило до 6 тысяч. До 1989 года институт входил в структуру Министерства среднего машиностроения СССР, а с 1989 года до 1992 года — в состав Министерства атомной энергетики и промышленности СССР.

Созданный в период зарождения советской атомной науки и техники, Сухумский физико-технический институт превратился в передовое научное учреждение. Институт вырос в мощный научный центр с современной экспериментальной базой, обеспечивающей проведение полного цикла научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В его стенах выполнено более двухсот пятидесяти крупных исследований и разработок в области разделения изотопов, физики плазмы и управляемого термоядерного синтеза, ускорительной техники, физики твердого тела, материаловедении, создания установок прямого преобразования энергии. В 1981 году за успехи в развитии науки и техники СФТИ был награждён Орденом Трудового Красного Знамени.

В 1989 году было построено 2 туннеля для ускорителя ионов - основной туннель и технологический. Два параллельно проложенных туннеля с одной стороны имеют выход на цокольном этаже высотного здания (недостроенный корпус СФТИ), с другой - заканчиваются тупиками. Длина каждого из туннелей - около 100 метров, диаметр - около 9 метров. Тоннели соединены сбойками. В левый тоннель выходит ещё один, высотой чуть больше 2 метров, заканчивающийся забетонированным выходом на поверхность ("черный вход") и двумя маленькими комнатами. Строительством тоннелей занимался метрострой. Тоннели были заглублены таким образом, чтобы для обеспечить оптимальную глубину для избежания проникновения естественной радиации с поверхности. Объект забросили на заключительной стадии строительства.

После распада СССР, вслед за которым последовала война за независимость Абхазии, СФТИ оказался некому ненужным. Ученые и специалисты спешно покинули некогда гостеприимный Сухум, местные технические сотрудники и рабочие также разбрелись кто куда...

Осмотрев объект "А" мы двинулись дальше, следующей нашей остановкой были берегоукрепительные сооружения реки Кодор. Эти сооружения сделаны из списанных электропоездок ЭР2.

Едем дальше по направлению в Гал и не доезжая Гала, сворачиваем с дороги в сторону заброшенной перепадной ГЭС-II. Это одна из каскада перепадных ГЭС на открытом канале сброса воды из Гальского водохранилища, несущем объединенные воды рек Ингури и Эрисцкали. Когда-то она состояла из двух капсульных гидроагрегатов на 20 МВт каждый. В 1992 году ГЭС-II, как и последующие - -III и -IV, в ходе боевых действий была остановлена. На текущий момент здание целое, но гидроагрегаты, как и большая часть прочего металла, отсутствуют.

Осмотрев ГЭС-II, поднимаемся к действующей ГЭС-I и Гальскому водохранилищу. На юго-востоке Абхазии, почти у самой границы с Грузией раскинулось Гальское водохранилище. Здесь, на реке Ингури в советское время были построены каскадные ГЭС, мощность которых более полутора миллионов киловатт. Сейчас функционирует лишь одна ГЭС, она являются частью Ингурского гидроэнергетического комплекса, расположена южнее более известной Ингурской ГЭС, и в отличие от нее, целиком на Абхазской территории. В ходе грузино-абхазского конфликта 1992-93 годов весь каскад был выведен из строя, и только ГЭС-I позднее (в 2004 году) была восстановлена. Восстановление станции было произведено за счет средств бюджета Грузии.

ГЭС использует сток реки Ингури, перебрасываемый через Ингурскую ГЭС в реку Эрисцкали, а также сток самой Эрисцкали.

Мощность ГЭС — 220 МВт, среднегодовая выработка — 700 млн.кВт*ч. Совместно с Ингурской ГЭС (часть энергии которой направляется в Грузию), Первая Перепадная ГЭС обеспечивает Абхазию электроэнергией.

Трёхниточный турбинный водовод:

Плотина на реке Эрисцкали образует Гальское водохранилище полным объёмом 145 млн.м3.

Тишина, спокойствие, безмятежность... Здесь нет шумных кафе и ресторанов (хотя, по словам местных здесь планируется построить базу отдыха, уже огородили территорию под будущую базу отдыха), сюда доезжает мало туристов.

В отличие от подобных объектов в России, здесь можно спокойно прогуливаться по плотине и фотографировать.

Нашли тайник геокешинга:

После посещения Гальского водохранилища мы заехали в Гал. Гал, расположенный в Колхидской низменности, в советские времена был центром большого сельскохозяйственного района — чай, тунг, орехи, цитрусовые.

Сейчас город Гал - это одна из напряженных точек Абхазии. Этот город не похож на все города этого региона. В нем проживают практически одни мингрелы, то есть грузины, поэтому город пронизан до основания традициями и обычаями грузинского народа. Преобладают здесь мегрельский и грузинский языки. До апреля 2015 года жители этого региона одновременно были гражданами двух стран – Грузии и Абхазии. Однако, после того, как вокруг внеочередных выборов в Абхазии в 2015 году грузинский вопрос был политизирован Объединённой абхазской оппозицией, 17 тысяч гальцев были лишены абхазского гражданства. Им отказано в политических правах. Проживающим на территории республики грузинам, предстоит долгий путь вступления в гражданство, и путь этот пролегает через отказ от гражданства Грузии. Это, в свою очередь, означает отказ от социальных выплат из Грузии, которые порядком выше, чем в Абхазии.

Даже после того, как между Грузией и Абхазией в 1994 году было достигнуто Соглашение о прекращении огня и разъединении сил, в этом регионе еще вплоть до 1998 года сохранялись грузинские партизанские отряды, которые добивались возвращения Гальского района под контроль Грузии. Лишь после шестидневной войны в мае 1998 года они были сломлены абхазской армией, окончательно закрепившей Гальский район за Абхазией.

После того, как в 1999 году первый президент Абхазии Владислав Ардзинба принял решение вернуть грузинских беженцев в этот район, маятник международного общественного мнения впервые сильно качнулся в сторону частично признанного государства. Ведь нигде больше, ни в Карабахе, ни в Косово, ни в других горячих точках, ни одна из противоборствующих сторон не принимала решения вернуть десятки тысяч беженцев без международных гарантий. С тех пор Гальский район – единственный регион в стране, где почти все население – этнические грузины. Это, а также высокий уровень криминогенности, делают его особым регионом в Абхазии.

Мы не стали заезжать вглубь Гала, а остановились у заброшенного железнодорожной станции Гал. В отличие от остальных вокзалов и станций на территории Абхазии, эта стация была построена в типично хрущевском стиле - никаких излишеств. Имеется 2 уровня: нижний с залом ожидания, кассой и кафе и верхний с выходом на платформы.

Линия была электрифицирована. Сегодня все металлические предметы, включая рельсы демонтированы.

После осмотра железнодорожной станции мы поехали обратно в Очамчиру.

Название Очамчира в Абхазии появилось из-за того, что населенный пункт окружен самшитовыми рощами. Ведь на турецком языке (в те далекие времена турки господствовали на Чёрном море) самшит произносится, как чимшир либо шамшир. Это повлияло на то, что данную территорию сначала именовали Ошимшир, а через некоторое время данное название трансформировали в Очамчир. Активное развитие инфраструктуры курорта пришлось на период Советского Союза. За годы советской власти были построены маслоэкстракционный, консервный заводы, две чайные фабрики, табачно-ферментационное предприятие, промышленный комбинат, птицефабрика, железнодорожная станция. Во время грузино-абхазской войны городок очень сильно пострадал: все промышленные предприятия разрушены и заброшены, очень много опустевших домов (в них до войны жили грузины).

Заброшенный дом:

Лучшая гостиница города, построена в 1990-ом году, но так и не успела принять отдыхающих:

На крыше стоят сотовые вышки и установлена сигнализация.

Заброшенное колесо обозрения:

Очамчирская средняя школа №5:

Заглянем в класс:

Железнодорожный переезд в Очамчире:

Хлебозавод:

День подошел к концу незаметно, выезжали из Очамчиры мы уже в сумерках. Спасибо гиду Данилу, который был с нами с утра и до позднего вечера, рассказывая и показывая много всего интересного! На завтра у нас запланировано погружение в дикую природу Абхазии.

Продолжение следует...

Контакты гида Данила, благодаря которому мы увидели нетуристическую Абхазию:

Страница в ВК: https://vk.com/danil.bulia

Страница на tripster.ru: http://inzhir.tripster.ru/

ICH BIN KAKAI_I_IKA